Вызов консультанта
Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
ООО "ЛИГА ЗАКОН"
Банковские депозиты: инвестиции или эквиваленты?

По какой статье МСФО-баланса следует отражать банковский депозит?

Ответ на этот вопрос зависит от условий, на которых был размещен депозит.

Понятно, что если срок депозита превышает год, то, скорее всего, соответствующая сумма будет включена в необоротные активы. Один из вариантов отражения – по статье нетекущих финансовых инвестиций.

Например, отчет АО "Роснефть" за 2011 год включает в состав статьи "Долгосрочные финансовые активы" такую составляющую, как "Банковские депозиты".

В том случае если срок размещения средств на депозите позволяет расценивать их как текущий актив, условия депозитного соглашения следует внимательно анализировать на предмет их ликвидности и рисковости.

Если, скажем, за досрочное изъятие средств с депозита предприятие понесет значительные штрафные санкции или если стабильность финансового состояния банка вызывает некоторые сомнения, то депозиты обычно относят в состав краткосрочных фининвестиций. Та же "Роснефть" в отчете 2011 года отражает в составе показателя "Краткосрочные финансовые активы" статью "Депозиты и депозитные сертификаты".

Если же депозит предельно ликвиден и в случае необходимости может быть немедленно возвращен банком без существенных потерь, то такой депозит может отражаться в составе самой ликвидной статьи баланса – "Денежные средства и их эквиваленты".

Вот как описывает статью "Денежные средства и их эквиваленты" отчет "Роснефти" за 2011 год:

"Денежные средства представляют собой наличные денежные средства в кассе, суммы на банковских счетах Компании, денежные средства в пути и процентные депозиты, которые могут быть отозваны Компанией в любое время без предварительного уведомления или возникновения штрафных санкций, уменьшающих основную сумму депозита".

Надо сказать, что аудиторы зачастую весьма настороженно относятся к включению в самую "денежную" статью активов, не являющихся, собственно, деньгами. А поскольку в ПСБУ-практике депозиты отражаются по дебету счета 31 практически повсеместно, то при МСФО-трансформации нередко возникают проблемы.

При рассмотрении соответствующих вопросов нужно опираться на определение категории "эквивалент денежных средств". Дефиницию этого понятия можно отыскать в параграфе 6 МСБУ 7:

"Еквіваленти грошових коштів – це короткострокові, високоліквідні інвестиції, які вільно конвертуються у відомі суми грошових коштів і яким притаманний незначний ризик зміни вартості".

Конечно, определение это весьма расплывчато и его характеристики могут быть подвергнуты разным толкованиям (Совет по МСБУ в 2007 году в рамках проекта "Представление финансовой отчетности" даже специально рассматривал вопросы о том, следует ли вообще упоминать в МСФО термин "денежные эквиваленты", и если он нужен, то стоит ли изменять его определение).

Кроме того, МСБУ 7 является специальным стандартом, регламентирующим составление отчета о движении денежных средств, а не отчета о финансовом состоянии.

Однако поскольку особых указаний по представлению в отчете о финансовом состоянии денежных эквивалентов нет, то для их балансовой презентации, как правило, пользуются указаниями "непрофильного" МСБУ 7 (это, впрочем, не означает, что содержимое всех однотипных статей баланса и отчета о движении денежных средств всегда должно совпадать. На случай несовпадений параграф 45 МСБУ 7 предусматривает требования о представлении соответствующих сверок).

При определении того, достоин ли депозит отнесения в почетную когорту денежных эквивалентов, аудиторы нередко обращаются к критериям, приведенным в параграфе 7 МСБУ 7:

"Еквіваленти грошових коштів утримуються для погашення короткострокових зобов'язань, але не для інвестиційних або яких-небудь інших цілей. Для того щоб інвестицію можна було визначити як еквівалент грошових коштів, вона повинна вільно конвертуватися у відому суму грошових коштів і характеризуватися незначним ризиком зміни вартості. Таким чином, інвестиція визначається здебільшого як еквівалент грошових коштів тільки в разі короткого строку погашення, наприклад протягом трьох місяців чи менше з дати придбання. Інвестиції в інструменти власного капіталу не входять до складу еквівалентів грошових коштів, якщо вони не є за сутністю еквівалентами грошових коштів, наприклад, у випадку привілейованих акцій, придбаних протягом короткого періоду їх погашення і з визначеною датою викупу".

К сожалению, мы вынуждены признать, что аудиторы порой слишком рьяно придерживаются рекомендации, касающейся трехмесячного срока, и настаивают на том, чтобы сверхтрехмесячные депозиты исключались из эквивалентов денежных средств.

Именно поэтому в большинстве МСФО-отчетов так или иначе возникает трехмесячный порог.

Например, в отчете за 2001 год ОАО "Территориальная генерирующая компания № 1" указано следующее:

"Денежные средства и их эквиваленты включают денежные средства в кассе и депозиты до востребования, а также краткосрочные высоколиквидные финансовые вложения, срок выплат по которым наступает не более чем через три месяца от даты приобретения. Денежные средства и их эквиваленты учитываются по амортизированной стоимости, рассчитанной с использованием метода эффективной ставки процента".

В финансовой отчетности за 2011 г. ОАО "ОПИН" также идет речь о пресловутых трех месяцах:

"Денежные средства и их эквиваленты включают денежные средства в кассе, текущие счета в банках и краткосрочные банковские депозиты. Эквиваленты денежных средств включают краткосрочные банковские депозиты с изначальным сроком погашения в пределах трех месяцев, по которым можно получить заранее определенные суммы денег и риск изменения стоимости которых является незначительным".

На наш взгляд, не стоит слишком формально придерживаться трехмесячного срока, упомянутого в параграфе 7 МСБУ 7 лишь в качестве примера. Причем пример этот, судя по всему, основан на сроках погашения краткосрочных казначейских обязательств США, когда-то считавшихся максимально ликвидными и абсолютно надежными финансовыми инструментами.

Но украинские банки – это не правительство США, а банковские депозиты – это не казначейские обязательства. Поэтому было бы глупо абсолютизировать "трехмесячность" как незыблемый признак денежных эквивалентов.

Отсюда вывод: если срок депозита, например, составляет четыре месяца, но условия договора с банком таковы, что позволяют оценить инструмент как высоколиквидный и надежный, то параграф 7 МСБУ 7 не должен быть помехой признанию денежно-эквивалентной природы депозита.

С другой стороны, если депозит, скажем, имеет срок погашения два месяца, но сам банк находится в процедуре банкротства, то включать такой инструмент в состав денежных эквивалентов ни в коем случае нельзя.

В общем, меньше формализма и больше анализа. Ведь МСФО – это стандарты, основанные на принципах, а не на правилах. Главное, чтобы аудиторы это понимали.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание Вестник МСФО
Контакты редакции:
ifrs@ligazakon.ua
 
Данный функционал доступен подписчикам в электронном издании.
Если Вы еще не выписываете издание, закажите бесплатный доступ к демо-номеру
или подпишитесь на издание Вестник МСФО